t61 wrote in knam

Category:

Театр КнАМ. Зачем они нам?

Людмила Геннадьевна Гаврилова     Семь материалов про самый известный за границей дальневосточный театр. Еще КнАм - самый первый независимый театр в России, который жив до сих пор, не смотря ни на что.

1. КнАМ. Зачем они нам?

Вопрос, рефреном проходивший через дни немецко-российской культуры: «Зачем я здесь?». Ответ звучал на языке фотографии, музыки, кино, но отчетливее всего - в спектаклях «Дзынь» Белого театра и «Пространство для сна» комсомольского театра-лаборатории КнАМ. Дзынь – казалось бы, что может быть проще? Звук, издаваемый «колокольчиком, по которому бьет молоточек». А зачем? Если ответа нет, звук становится бессмысленным, скучным, нелепым и умирает. Так же человеческая жизнь.

На языке тела

«Пространство для сна» – не драматический спектакль, но, тем не менее, драма. День сменяет ночь. Ночь сменяет день. Будильник, работа, сон, будильник… Жизнь от звонка до звонка. Знакомо? Он и Она находят смысл - друг друга - только во сне и, чтобы не расставаться, отказываются от реальности, с помощью таблеток поддерживая себя в постоянном состоянии сна. Это моя трактовка спектакля. По версии режиссера Татьяны Фроловой вместо снотворного - яд. «Каждый видит в спектакле свое. Это как зеркало».
За весь спектакль актеры не произносят ни слова. Жанр постановки определен как ТЕЛАБ, не совсем БАЛЕТ, но связан с ТЕЛОМ. Актеры, свет, звук, движение соединены в одно целое, гармоническое, завораживающее. «Мы работаем в небольших залах с небольшой сценой и небольшим количеством публики. Это важно для энергетического контакта с каждым зрителем, это важно для того, чтобы слышать шепот и дыхание, видеть глаза актера. Одно время меня просто тошнило от драматургии. Я думала, как актер вообще может выходить на сцену и что-то говорить? Это так искусственно».

Борьба с гоблинами

«Гастроли» комсомольского театра КнАМ в Хабаровске – хорошая традиция дней немецко-российской культуры. Противники традиционных творческих форм, они сами по себе предметы искусства. «Они делают лучший русский театр, не субсидируемый государством. Искусство - их жизнь», - написала о них португальская газета «PUBLICO». Когда-то труппа на собственные средства оборудовала небольшой зрительный зал, фойе. В экстремальных условиях 9 человек ставят Гоголя, Стриндберга, Кафку, Дюрренматта, преподают театральное искусство детям и организуют ежегодный фестиваль театра, танца, музыки и моды «Перспектива комнаты» (в прошлом году его гостем был «отец» рунета Артемий Лебедев). Свою работу они называют «борьбой с гоблинством». Для них ответ на вопрос «Зачем я здесь?» очень прост. «Молодые люди – они все такие талантливые, но часто такие закомплексованные. Их энергия мечется из стороны в сторону. Когда мы их «заманиваем» на свои занятия, мы готовим себе зрителей и, наверно, соратников. Людей, которые будут понимать и чувствовать, как мы, а не сидеть на спектакле этакими гоблинами: Га-га-га. Мы создаем общество для себя», - признается мастер «языка тела» Сергей Бурлак.

2. Хабаровский антидепрессант

Пожалуй, деньги – единственные узы, которые не позволяют назвать КнАМ театром, свободным в полном смысле этого слова. Хабаровск для них более недоступен, чем показы за рубежом. Спектакли КнАМ видели зрители Португалии, Германии, Италии. Хотя, прошлогодний опыт работы с иностранцами был для театра болезненным. Франко-русский спектакль «Западная пристань» под руководством Филиппа Гойяра изначально задумывался как совместный. На самом же деле актеры не получили никакой помощи от режиссера. «Громче! Агрессивнее!», - командовал он, - «Кричите!». Тра-та-та-та-та. Даже если это любовная сцена. Зрители сразу почувствовали несвойственную театру «мертвенность». Спектакль провалился. «Запад – он бездушный. Все очень технично. Они не умеют обмениваться энергетикой ни друг с другом, ни с залом», - вспоминает Татьяна Фролова. -  Здесь все иначе. Такое тепло. Хабаровская публика для нас лучший антидепрессант».

Создание перспективы

Фестиваль современного искусства Комсомольского-на-Амуре театра КнАм «Перспектива комнаты № 6» - отличный повод поговорить о феномене КнАМ. Сегодня модно рваться в Москву. Там все: деньги, информация, звезды, возможности. Феномен КнАм в том, что они перспективны в обход Москвы - их спектакли видели зрители Португалии, Германии, Италии, Бельгии. Такое ощущение, что есть Комсомольск-на-Амуре, потому нет ничего и потом сразу Европа. Они перескочили Москву. О ноу-хау КнАМ наш корреспондент беседует с Андреем Мирошниковым, продюсером радиостанции «Восток России», участником творческой группы «Натюрлих!» и официальным информационным представителем фестиваля «Перспектива комнаты» в Хабаровске.

Введение

Театр находится в квартире на первом этаже 9-этажного дома. По сути, это две небольшие комнаты. Одна представляет собой миниатюрный зрительный зал на 26 мест, вторая - выставочный зал. Десяток непрофессиональных актеров под руководством блестящего режиссера Татьяны Фроловой играют Гоголя, Стриндберга, Кафку, Дюрренматта. Свою работу они называют борьбой с гоблинством. «У них есть офис, ноутбуки, цифровые фотоаппараты, экран, который они купили на президентскую премию. КнАМ производит впечатление даже не театра, а европейской тусовки, - делится своими впечатлениями о кнамовцах Андрей. - Они очень деловиты, что для творческих людей нетипично. У них у каждого горят глаза, несмотря на то что они уже 17 лет творят, им это не надоело. Они привлекают людей, которые хотят какого-то просвета. Сегодня о театре в целом отзываются такими словами, как «скучно», «вчерашний день». Создается ощущение застоя. Спектакли КнАМ - это всегда ломка стереотипов, психологическая лихорадка. Публика в хорошем смысле разваливается на части и вынуждена обирать себя заново, но уже по-другому».

Продвижение

В этом году фестиваль «Перспектива комнаты» носит образовательный характер. Кроме традиционных фотовыставок и спектаклей, в программе шесть семинаров в области PR, культурного менеджмента, техник стимуляции креативного мышления и новейших информационных технологий. «Цель - научить творческих людей продвигать их искусство. КнАМ реальный пример того, что эффектное развитие возможно в условиях отдаленности от культурных столиц, во многом благодаря сети Интернет, где без преувеличения можно найти все и всех», - говорит Андрей Мирошников. Для КнАМ нет такого понятия, как географические границы. И это их главный секрет. Подобное тянется к подобному. Экспериментальный театр из Литвы «Edmundas studio 3» сам вышел на кнамовцев - спектакль «Эдип Человек» закроет фестиваль 21 мая. В рамках фестиваля 10 мая состоялось дебютное выступление хабаровской творческой группы «Натюрлих!» (с немецкого название можно перевести как «Всегда готов!»). В основе постановки миниатюры местного драматурга Константина Костенко. Хабаровчане выступления «Натюрлих!» увидят летом на... улице. «Площадь Ленина послужит декорацией, а прохожие станут зрителями и участниками действия», - обещает Андрей. Подробнее о проекте «Натюрлих!» читайте в нашем следующем номере.

3. Диагноз: КнАМ

В прошлом номере нашего еженедельника мы писали о хабаровских театральных премьерах, состоявшихся в рамках Дней немецко-российской культуры. Доброй традицией ежегодного фестиваля являются мини-гастроли театра КнАм из Комсомольска-на-Амуре. Для дальневосточников спектакли самого маленького театра России, пожалуй, единственная возможность своими глазами увидеть, что такое современное театральное искусство. Хлесткое, искушенное и противоречивое. Каждый раз, когда КнАМ приезжает к нам, я спрашивают у руководителя театра Татьяны Фроловой, почему она до сих пор здесь, ведь спектакли КнАМ на "ура" принимают зрители Германии, Португалии, Франции. Каждый раз она отвечает, что не хочет уезжать, надо работать здесь. Каждый раз мне странно это слышать. Настолько они опережают это "здесь".
В Комсомольске 26 зрительских мест не всегда заполнены целиком. Там нет буфета, нет просторного вестибюля, чтобы пройтись и показать себя. На прохладность хабаровской публики КнАМ пожаловаться не может. Люди специально едут за сотни километров, чтобы посмотреть спектакли, не добравшиеся до нашего города. Что называется, гении заметнее на расстоянии. В этот раз театр показал водевиль-паранойю в двух частях "Диагноз: "Happy Birthday" 102-я серия" по пьесе хабаровчанина Константина Костенко. Самого автора увидеть не удалось - он был в Екатеринбурге на премьере спектакля по другому своего произведению "Клаустрофобия". Впервые "Диагноз..." был опубликован и поставлен в Париже с французскими актерами. Там хабаровчанина признали "новым Чеховым". До этого много лет писатель предлагал свои произведения дальневосточным театрам, но всякий раз получал отказ.
В российской версии артисты в обезличенном гриме играют на фоне своих балаганных видеодвойников. Перед глазами зрителя предстает сразу два мира: людей и тех, кто над людьми. Оба эти мира ломает и плющит. Персонажи спектаклей КнАМ не бывают счастливыми. Их перемалывает однообразием повседневности, парализует информационной жвачкой, лихорадит от собственных обожаемых бесов. Ты смотришь и тебе становится плохо, потому что ты понимаешь, что так мы и живем. Уже во время представления у многих зрителей начинается процесс отторжения. Это нормально. "Я даю вам темноту, чтобы вы поняли, что есть свет", - говорит Татьяна Фролова. Если после спектакля КнАМ с тобой ничего не происходит, если тебе ничего не хочется изменить, значит, ты пришел не туда.

4. Сны о Достоевском

Уже традиционно Дни немецко-российской культуры означают приезд в Хабаровск комсомольского театра «КнАМ». Это очень странный театр, сотрудничающий с западными мастерами, но остающийся в наших краях, потому что здесь, в отличие от Запада, еще осталась энергия чистого человеческого восприятия. Актеры работают в крохотных залах, чтобы зритель мог видеть глаза артистов, как они меняются от боли, отвращения или другого чувства. Но обычно именно от боли и отвращения. После спектаклей «КнАМ» чувствуешь отвращение к тому, что позволяешь себе мертветь. И каждая премьера вызывает желание больше дышать, больше думать, больше быть.
Новый спектакль «Достоевский. Черновик» поставлен по малоизвестному фантастическому рассказу Федора Достоевского «Сон смешного человека». Героя рассказа так мутит от жизни, настолько его ничто не задевает, что он покупает револьвер и решает убить себя. Но и эта идея недостаточно ему интересна. Он достает оружие из ящика стола, смотрит на него, и ему скучно сделать последнее движение. Но и без этого движения он уже практически мертв, потому что смерть - это когда тебе все равно. В ночь, когда герой уже принял решение, ему на глаза попадается бродяжка. Он гонит ее прочь, но ее жалкий вид впервые за долгое время заставляет его чувствовать небезразличие.
Спектакль вызывает ассоциацию с небезызвестным черным квадратом. Он крайне аскетичен: актеры в темной одежде перемещаются в полумраке, и зрители больше реагируют на голоса, чем на движения. Это несвойственное театру режиссерское решение, принятое отнюдь не сразу. Сначала придумывались сложные пластические сцены, являющиеся в некотором роде «товарным знаком» театра. Но, по словам руководителя «КнАМ» Татьяны Фроловой, ей каждую ночь снился Достоевский, который говорил: «Не надо ничего лишнего». В итоге из особенных «фишек» авангардного театра осталось только видео. Монолог Смешного разбит на главы, которые актеры читают перед невидимой зрителю камерой. Изображение тут же передается на экран. Создавая эффект подглядывания за вполне реальным человеком, живущим, может быть, по соседству. Он мучается теми же самыми «снами разума», которые преследовали современников великого писателя.
В проекте комсомольского театра принял участие заслуженный артист России Леонид Мозговой, играющий роль Смешного в Санкт-Петербурге. Специально для спектакля Мозговой записал свое прочтение одной из глав рассказа. В процессе подготовки артисты «КнАМ» встречались с исследователями творчества писателя, посетили его музей-квартиру в Петербурге, провели видеоопрос «первых встречных» на предмет, знают ли они творчество Достоевского. «Жизнь и так тяжелая, еще Достоевского нам не хватало», - звучало в каждом втором случае. Сначала такое мнение слышать смешно, а потом думаешь: «Пусть без уроков Достоевского, пусть сами. Главное, чтобы жили, а не смотрели скучающим взглядом в дуло револьвера». Самую последнюю главу, по задумке режиссера, зрители должны прочитать сами. Маленькие книжечки раздали всем. Но эта последняя глава - всего одно предложение: «А ту маленькую девочку я отыскал. И пойду! И пойду!»

5. Все о ее матери

В минувшие субботу-воскресенье в "Триаде" состоялись гастроли комсомольского театра КнАМ. Впервые за 20 лет существавания авангардного театра гастроли спонсировало Министерство культуры края. Это, можно сказать, культурный прорыв для уютного спокойного Хабаровска, не очень жалующего революционеров. Татьяна Фролова ставит спектакли о людях - сильные, странные и пугающие, потому что во все времена больнее всего слышать и смотреть правду. Новый спектакль "Моя мама" тоже о людях и правде, но на этот раз режиссер рассказывает правду о себе.
В главной роли белая простыня, на которую, как в детстве диафильмы, проецируется все, что осталось у Татьяны от матери: черно-белые зернистые фотографии, крупным планом стырые очки, погнутые украшения - коллекция воспоминаний. Ничего общего с никого не трогающими псевдо-реалити-шоу - ни одного фальшивого кадра, слова или предмета. Жизнь самого любимого человека стала архивом, и уже никогда ничего ему нельзя будет сказать, нельзя будет обнять. Наши самые главные в жизни женщины покидают нас раньше, чем эгоизм молодости позволяет нам понять, что они для нас значили. Нам кажется, мы еще успеем поблагодарить, нам кажется, что наша любовь и так очевидна - все это нам только кажется. Своим кумирам из кинофильмов и книг мы сочувствует сильнее, знаем о них больше и чаще признаемся в любви, чем своим родителям.
Из реальных вещей на сцене появляются только подушка, в которую можно выплакаться, и поломанная кукла, гостья из прошлого. Пластмассовая игрушка, которой наша детская любовь доставалась просто так - потому что у нас есть эта вещь. Живых людей любить труднее, чем кукол, и, в отличие от вещей, с годами они меняются. Понимание между отцами и детьми, матерями и детьми, - скорее исключение, чем правило. Театр КнАМ постоянно показывает нам наши болезни, но не всегда выдает рецепты. Здесь - это три простых и ужасно сложных слова "Я тебя люблю". По словам режиссера, она хотела, чтобы зрители не ленились, не боялись, не стеснялись говорить своим матерям эти слова. Желание позвонить родителям после спектакля и сказать что-то теплое, благодарное - совершенно непреодолимое, и не думаю, что кто-то из зрителей стал себя сдерживать.

6. Семечки или конфеты?
 

Хабаровчане, из года в год следящие за Днями немецко-российской культуры, уже привыкли, что одним из центральных событий фестиваля становится приезд комсомольского театра «КнАМ». В новом спектакле-инсталяции «9» авангардный театр, известный своими экспериментами не только на Дальнем Востоке, но и в Москве, и за рубежом, попытался вовлечь в свой очередной эксперимент и зрителя. Спектакли проходили в галерее «Palazzo» - зрителям и одновременно участникам инсталляции предстояло побывать в девяти комнатах, разных по виду, по настроению, по предлагаемым возможностям.
Самой, на мой взгляд, ироничной и нелепой, но при этом грустной и актуальной была комната со столом, заваленным килограммами семечек. Один из актеров сидел за ним, лузгал проклятые семечки и повторял одну и ту же фразу: «Еще не время. Я еще не готов». «Я подумала, он же никогда их не съест! Семечек слишком много!» - сказала потом одна девушка на обсуждении спектакля. Кто-то из зрителей присоединился к «трапезе», вероятно, бессознательно желая помочь бедняге осилить эти горы. Кто-то не обратил на него внимания и, занятый своими мечтами, начал выкладывать из семечек чье-то имя. Кто-то посмеялся над его смешным занятием и живописной аллегорией, а может, просто взяла свое юношеская энергия - по словам режиссера театра Татьяны Фроловой, на одном из спектаклей зрители забрались на стол и стали с удовольствием «купаться» в грудах, которыми жующий человек отгородился от любых других действий. «Мы ужасно боялись, что стол не выдержит. Он же не приспособлен для этого», - подмигнула мне режиссер.
В одной из комнат, чтобы загорелись лампы и был свет, нужно было крутить педали велотренажера, в другой людей и вовсе оставили в темноте. Как в старых сказках, зрители-участники проходили испытание за испытанием, и не всем хватило девяти комнат, чтобы раскрыться. «Человек должен проявляться, - говорит Татьяна Фролова. - Это же самое главное». Во время обсуждения выяснилось, что холодильник, который стоял в одной из комнат, можно было открыть - внутри лежала большая коробка конфет. На спектакль театра «КнАМ» можно прийти снова, уже зная об этой коробке, и все-таки добраться до нее. Жизнь не всегда дает второй шанс, а ведь иногда нужно сделать одно простое движение, например просто протянуть руку и открыть дверь.

7. Есть женщины в русских селеньях…
 

У комсомольского авангардного театра «КнАМ» сбылась мечта - с 10 по 14 ноября признанный за рубежом, но существующий по старинке на голом энтузиазме авангардный театр гастролировал в Хабаровске. Привезти сразу четыре спектакля - «Превращение» по Кафке, «Достоевский. Черновик» по малоизвестному рассказу русского классика «Сон смешного человека», спектакль-документ «Моя мама» и премьеру «Сухобезводное» - театру помог «Внешторгбанк». Все пять дней зрительный зал ТЮЗа был забит.
Новый спектакль «Сухобезводное», хабаровчанами еще не виденный, поставлен по автобиографической пьесе молодого драматурга из Петербурга Ольги Погодиной. В начале спектакля героиня надевает на голову мусорный мешок, задыхается и срывает его. Точно так же ей нужно сорвать с себя обиду на брата, который ее забыл. Два года сестра была его единственной помощью, светом и надеждой, пока он «мотал срок» в поселке Сухобезводное. Она прорывалась к нему сквозь уродливую систему. Он писал ей трогательные письма, целовал и крепко обнимал в них. А потом все кончилось: он вышел и снова зажил своей отдельной жизнью - ни привета, ни ответа.
Это второй подряд после «Моей мамы» спектакль «КнАМа», посвященный женщинам. Матерям, женам, сестрам, готовым ехать в глухое село, стоять по шесть часов в очереди, чтобы передать сыну, мужу, брату сладкий торт, домашний сыр. И готовым ничего не получить взамен. Но, если ты не можешь изменить ситуацию, ты можешь только одно - изменить свое отношение к ней.
«Чтобы навести порядок в доме, нужно избавиться от мусора, а если мусор - это теплые и дорогие сердцу иллюзии? Это больно. И все же это единственный путь начать жить», - говорит руководитель и режиссер театра Татьяна Фролова. Очень хотелось бы, но, к сожалению, совершенно нечего возразить на ее слова. Следующий спектакль «КнАМа», по словам Фроловой, будет «сексуальным». Что под этим может подразумеваться, - как всегда с «КнАМом», предсказать невозможно. Но лучше заранее тренировать свои нервы, потому что «развлекалова» «КнАМ» не делает.

Хабаровск, для еженедельника "ТВР - Телевидение и Радио", фото автора

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded