Татьяна Фролова (t61) wrote in knam,
Татьяна Фролова
t61
knam

Categories:

сми о Поколении

Татьяна Чанова

КОЕ-ЧТО ОБ УДАЧЕ И «НЕУДАЧНИКАХ»

Его носили под сердцем девять месяцев. Думали о нем постоянно и мечтали увидеть красивым. Не спали ночей, постоянно пытаясь подпитать чем-нибудь ярким и свежим. Иногда тошнило. Мутило и качало из стороны в сторону. Но вот он, наконец, родился – новый спектакль режиссера Татьяны Фроловой в театре КнАМ. Время измерять и взвешивать.

Документальный театр – жанр особенный, балансирующий на грани искусства и злободневного социального анализа.Социальный темперамент режиссера Фроловой всегда проявлялся достаточно ярко, о чем свидетельствует весь репертуар ее театра. Но с начала нового века КнАМ почти полностью отказывается от постановки пьес как таковых. «Убить Шекспира», «Любовь», «Моя мама» – это все спектакли, для которых драматурги не писали текстов. Партитура выстроена на основеокружающих реалий, на судьбах реально существующих людей, а не персонажей. Потом были «Персональная война» и «Я есть», с которыми театр успешно гастролировал во Франции и Швейцарии.Потом режиссер Фролова противопоставляла в одном контексте мировоззрения юного мальчика и пенсионерки в работе «Течет река», пыталась докопаться до причин суицида в «Сонечке», исследовала истоки неистребимого жизнелюбия советских стариков в спектакле ««Поколение гордости и славы». В этот раз режиссера заинтересовали молодые комсомольчане, рожденные в девяностых, которым сейчас около двадцати или чуть за двадцать.

https://fotki.yandex.ru/next/users/verbal/album/22281/view/798544





«Поколение off», так называется новая работа Татьяны Фроловой.

В данном случае «off» – прилагательное и означает «выключенный».

Как они оказались «обесточенными»? Откуда в них это неверие в себя, эта пассивность и неспособность интегрироваться в существующий мир? Где истоки их упорного нежелания вообще что-либо делать, менять, искать? Почему многие из них научились только чего-то ждать, постоянно обвиняя во всех своих неудачах кого угодно – социум, родителей, школу, но только не себя самого, любимого?Почему они предпочитают покорно ждать перемен, ничего не предпринимая для того, чтобы эти перемены стали возможны?

Они помнят абсолютно пустые прилавки магазинов, телевизионные репортажи о расстреле Белого дома, помнят первые детские восторги от цветных вкладышей в жвачке «Turbo», от «Тетрисов», «Тамагочи» и от«Рэмбо» в видеосалоне. На их глазах рушился градообразующий завод, а отцы-судостроители впадали в глубочайшую депрессию от невозможности заниматься любимым делом. Они помнят разбой в подъездах и на улицах, кровь на тротуаре, медлительные бессвязные речи Ельцина, ужас от газетных фото сгоревших в Грозном танкистов. Ни с чем не сравнимую, не утихающую боль утраты отца, убитого рэкетирами. Они видели, как разбиваются о реальность жизненные иллюзии старших, как рушатся их идеалы, и теперь не хотят браться за трудновыполнимые задачи. Именно из лихих девяностых этот их страх и неуверенность в себе, сомнения в будущем, в правильности и справедливости вообще всего, что происходит в мире.

Теперь они пришли для откровенного разговора, вывернули себя наизнанку, признавшись в самых ужасных тайнах, которых всегда стыдились. Может быть, некоторые вещи стоило бы озвучивать на кушетке психоаналитика, а не на сцене. Исповедальность действа зашкаливает, не все зрители готовы принять такую трактовку.Она заставляет раздражаться, не соглашаться, злиться. Но так всегда в КнАМе – жестко. И равнодушных нет. Подкупает и то, что актерами эти пятнадцать молодых людей раньше не были. Да они и сейчас, собственно, не актеры, а просто правдивые, искренние, такие разные и непохожие друг на друга, совсем недавнонезнакомые между собой, люди. Объединяет их лишь то, что все родились в Комсомольске и сейчас ощущают себя на распутье, без опоры, на палубе корабля в шторм.

Да, мы такие. Говорим слишком много и громко, вместо плана конкретных действий любимлежа мечтать о несбыточном, редко чего страстно желаем и слишком частоненавидим. Ненавидим диван, ковры и хрусталь, которые мать натащила в дом, полагая приметами благополучия и жизненного успеха; ненавидим учительницу, не пожелавшую понять нескладных юношеских стихов; одноклассников, изгалявшихся в унижениях – а у кого их не было? Во всех странах и во все времена, –Но больше всего ненавидим, когда нам говорят: «Когда же ты повзрослеешь?». Особенно бесит, когда спрашивают об этом родители, главные виновники того, что «прививали не те ценности», «не были для меня примером», «послали не в тот вуз», «не разрешали делать то, что хочу», «слишком много опекали», «совершенно мной не занимались» – формулировки разные, итог один: сидим на попе (на шее, на том самом ненавистном диване, в соцсетях – выберете нужный вариант).

А когда им было вами заниматься? Они добывали в поту хлеб свой насущный, таскали неподъемные челночные сумки, с великим усердием «вили гнездо», не заметив, что некоторые птенцы из него уже выпали. А другие ожирели так, что уже не взлететь.

У любого занятия есть своя внутренняя логика, которая в какой-то момент начинает рулить и самим процессом, его автором и его участниками. В режиссерских работах Фроловой за этим всегда очень интересно следить. И удивляться. Как она выстраивает пестроту набранной фактуры в единый информационный поток, который захватывает, словно мощноетечение реки? Как добивается цельности? Необыкновеннойгармонии смысла, звука, света? Как задействует тембр голоса, ритм и паузу, пластику молодых стройных тел в контактной импровизации, получая в результате завораживающе прекрасную картину, от которой невозможно отвести взгляд? Да, у каждого из них свои «приколы»и свои «закидоны»,свой собственный опыт и индивидуальная оценочная шкала. Но как раз это и интереснее всего.

ГоворитТатьяна Фролова, автор проекта:

– Жизнь реально жестокая, она научила их держать зубы максимально острыми. Но некоторые не хотят пользоваться этими зубами, предпочитая быть просто неудачниками.Поколение наблюдателей, не желающих участвовать в дележке, в гонке, в сваре, в поедании себе подобных существ, им претит сама идея грызть людей, они не могут встроиться в реальность, не хотят сражаться с монстром под именем «деньги». Если мир таков, что все ведет к братоубийственной войне, то мы в таком мире – неудачники.  Мне с ними очень интересно, надеюсь, что участники проекта тоже что-то получают в ходе этого исследования.

Думаю, не погрешу против истины, когда скажу, что для участников эксперимента большая удача, что они попали в проектКнАМа. Может быть, это и будет для них как раз тем тумблером, включателем? Татьяна Фролова постепенно, шаг за шагом, подводит к мыслям о том, что жизнь — это не просто так, это величайший дар, и она требует активного участия и усилий. Что мир потрясающе огромен и разнообразен, полон неизведанных чудес, что он открыт для познания. Что для того, чтобы что-то получилось хорошо, надо много работать – долго, упорно и последовательно, ни в одной сфере жизни не бывает быстрых удачныхустойчивых результатов. И не думайте, что вы одни-одинешеньки на свете. Читайте умные книги, смотрите хорошее кино – используйте опыт предыдущих поколений, живших на землераньше, и решавших задачи куда более сложные и страшные, чем ваши сегодня.

Конечно, понятие «поколение»весьма условно, и обобщения тут делать опасно. ВСЕ ЛЮДИ РАЗНЫЕ, у каждого судьба своя, индивидуальная и неповторимая. Поколения объединяют ценности, и, похоже, с этим нашигерои определились. Они не поддались вещизмуи алчности, не станут подличать,они не хамы и незакоренелыециники. Верят в любовь и в возможность счастья. А какие они все красивые! Как прекрасно сосредоточены их лица, освещенные мерцающими экранами смартфонов…

Спектакль не может постоянно играться одинаковым составом, представьте, как трудно собрать в одном месте хотя бы двенадцать из пятнадцати участников одновременно. Кто уже уехал жить во Владивосток, кто уезжает на днях учиться оперному вокалу в краевой колледж искусств, у кого-то случился фестиваль фольклорной музыки, а у кого-то ангина. Так что каждый раз спектакль будет иным, и люди в нем будут разные….

…И когда они провозглашают высшим счастьем умение и возможность успокоить плачущего ребенка, тут и понимаешь, что все с ними будет хорошо. Простодля некоторых событий в их жизни еще не наступило время.Ван Гог начал рисовать в двадцать семь, Андерсен написал свой первый рассказ после тридцати. Так что рано ставить на них крест, на «поколении off», у них еще есть время включиться.

Словом, спектакль рассчитан на то, чтобы взбудоражить, задеть, возмутить, вдохновить. Выяснить, что подумают зрители, а каждый, понятное дело, думает о своем. То есть опять и снова, раз за разом, Фролова заставляет РАЗМЫШЛЯТЬо чем-то проблемном, вводит в зону тревоги. Как и все предыдущие тридцать лет существования театра КнАМ.

– Как, уже тридцать?

–Уточните в Википедии.

Спектакль «Поколение off»

Автор идеи, режиссер постановщик, монтаж видео — Татьяна Фролова.

Оператор, менеджер проекта — Дмитрий Бочаров.

Хореограф — Виктория Грибанова.

В проекте участвуют: Анна Арнаутова, Кристина Лапенко,

Максим Меерсон, Вероника Кузнецова, Ася Лакиза, Алексей Чернов, Мария Кабанова, Андрей Артемов, Елена Арнаутова, Таисья Тришина, Андрей Ходырев, Дарья Вельган, Людмила Смирнова, Виктория Грибанова, Герман Яковенко.



Tags: сми Поколение off
Subscribe

  • Театр КнАМ как зеркало дальневосточного декаданса

    Не прошло и месяца после официального окончания фестиваля современного искусства «Перспектива комнаты №6» в театре КнАМ, как фестиваль снова…

  • турне 2019

    TOULOUSEМонтаж мы забыли вейпер для спектакля , пришлось идти и выбрать самый безопасный и дымный звуки Тулуза "Я еще не начинала…

  • История Английского

    театр Мерак я счастлива что сегодня увидела это - как свободно и с азартом работают дети, как они проявляют коллаборацию - взрослые с малышами,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments