February 11th, 2014

двойная
  • t61

ПТЖ о КнАМе

Номер Петербургского театрального журнала, посвященный соц. проектам целиком появился в сети.

Культурная политика Франции и соц. проекты,пять примеров и один постскриптум о России.

P. S. ТЕАТР КнАМ: «ПЕРСОНАЛЬНАЯ ВОЙНА» И «Я ЕСТЬ»

В. Дмитриев в спектакле «Персональная война». Фото В. Смирнова

В. Дмитриев в спектакле «Персональная война».
Фото В. Смирнова

«Памяти безвестных узников — строителей города. Помнить, чтобы не повторить». Флешмоб. Комсомольск-на-Амуре. 2012 г. Фото из архива театра «КнАМ»

«Памяти безвестных узников — строителей города.
Помнить, чтобы не повторить». Флешмоб.
Комсомольск-на-Амуре. 2012 г.
Фото из архива театра «КнАМ»

«Поколение гордости и славы». Театр «КнАМ». Фото А. Шмидт

«Поколение гордости и славы». Театр «КнАМ».
Фото А. Шмидт

Т. Фролова. Кадр из спектакля «Я есть». Фото из архива театра «КнАМ»

Т. Фролова. Кадр из спектакля «Я есть».
Фото из архива театра «КнАМ»

В рамках разговора о европейских проектах имеет смысл упомянуть маленький российский театр, находящийся на Дальнем Востоке, в Комсомольске-на-Амуре. Театр КнАМ, которым руководит режиссер Татьяна Фролова, с 2000 года активно работает с городским контекстом (историей и жителями) и документальным материалом, смешивая различные виды искусства и используя в первую очередь видео в самых разных формах. Этот независимый театр больше известен в Европе, чем в России, а отдельные его постановки являются копродукциями в сотрудничестве с западными фестивалями и крупными театральными структурами. Так, в 2010 году швейцарский театр «Миди» и фестиваль «Пассаж» (Франция) спродюсировали спектакль «Персональная война», а французская версия нового спектакля КнАМ «Я есть» будет представлена во Франции и в Швейцарии.

Спектакль «Персональная война» сделан по рассказам Аркадия Бабченко, который участвовал в двух чеченских компаниях. Его интересовало влияние войны на людей во время военных действий и после возвращения. Война где-то там идет, и люди, вернувшиеся с нее, попадают в ситуацию полного отсутствия цели, смысла, работы, в обществе, индифферентном к их опыту, психологическому состоянию и травмам. В этом мультимедийном спектакле участвуют три актера театра «КнАМ» (Елена Бессонова, Дмитрий Бочаров, Владимир Дмитриев) и один французский. Творческий процесс был очень долгим. Обычно театр КнАМ работает над спектаклем методом ассоциаций, пытаясь «вытащить» из себя то, что относится к выбранной теме. Они это записывают, зарисовывают, фотографируют, снимают на видео, а дальше вступают в контакт с контекстом. А при создании этого спектакля они искали людей, которые сражались на войне (Афганистан, Чечня), проводили с ними интервью и собирали фотодокументы, которые затем использовались в спектакле. Весь спектакль построен на попытке передать зрителю физические ощущения бойца, находящегося на фронте, путем воссоздания атмосферы средствами света, звука, текста. Театр старается не работать с месседжем, им важно пробуждать мысли зрителей, заставить их задуматься об абсурдности войны, деятельности, в которой нет никакого смысла.

После «Персональной войны» КнАМ начинает глобальный проект архивирования неофициального исторического прошлого Комсомольска, результаты которого показываются в форме видеоинсталляций, перформансов, флешмобов на улицах города. Одним из стимулов проекта послужило празднование 80-летия города и оживление по этому поводу мифа о том, что его построили славные комсомольцы-добровольцы, тогда как он был возведен преимущественно заключенными (на территории Комсомольска в 1930-1950-е годы было 38 лагерей, а сам город был центром лагерной системы Амурлаг) и стоит на местах их массовых захоронений. Татьяна Фролова и Дмитрий Бочаров искали эти захоронения и отмечали их красными ленточками, затем объявляли место встречи для волонтеров через Интернет. Люди спрашивали их, что они делают, и, когда в ответ получали информацию о зеках, предпочитали от нее отмахиваться. Некоторые пожилые горожане оскорблялись, некоторые говорили, что все знают, потому что сами еле выжили, люди среднего возраста реагировали наиболее адекватно, а молодые просто ничего не хотели знать. Театр из этого материала сделал перформанс в городской библиотеке, посвященный теме памяти. Т. Фролова говорит: «Цель нашего флешмоба — привлечь внимание общественности к проблеме восстановлению исторической справедливости, чтобы в будущем на местах массовых захоронений и лагерей были построены мемориалы памяти, для того чтобы следующие поколения помнили и не повторяли страшных ошибок своих предков. Для общего лучшего будущего». Работа по созданию видеоархива жизни Комсомольска продолжается, смонтированный материал в форме видеоинсталляций демонстрируется во внешних окнах КнАМа.

Народ, не помнящий родства, страна, забывающая свою историю. Не случайно в новом проекте театра возникает тема болезни Альцгеймера, превращающей человека преклонных лет в ребенка, которым может руководить лишь «сильная рука». Используя материалы воспоминаний и свидетельств самых разных людей (при участии отделения «Мемориала» в Комсомольске) и актеров КнАМа (история их семей), материалы о недавней истории России, произведения французского писателя Бернара Ноеля («Книга забывания» и «Словарь Парижской коммуны»), а также медицинскую литературу о «болезни забывания», театр создал спектакль «Я есть» — гипнотическое действие, стимулирующее рефлексию на темы слишком легко забываемого прошлого.

Сентябрь 2013 г.

Татьяна Могилевская

целиком статья здесь
http://ptj.spb.ru/archive/73/theatre-leader-school-73/kulturnaya-politika-francii-isocialnye-proekty-pyat-primerov-iodin-postckriptum-orossii/