January 25th, 2012

  • aprel7

Новая Неделя

ВСЕ ВОЗРАСТЫ ПОКОРНЫ ЛЮБВИ И ТАНЦАМ.

«Последнее время я затрудняюсь сказать, что такое КнАМ. Это не привычный ТЕАТР, где накрашенные тётеньки и дяденьки что-то играют для таких же накрашенных тётенек и дяденек. КнАМ – это НЕ-ТЕАТР. Скорее, это КОММУНИКАЦИОННОЕ ИСКУССТВО. Включающий в себя и театр тоже».
«Искусство 21-го века можно сравнить с будильником, который разбудит человека, напомнив ему о том, что жизнь – это величайший шанс и что она, к сожалению, очень быстро кончается».
«Я никогда не ищу материал для постановки — обычно он сам находит меня, я уже даже не удивляюсь, просто знаю, что НАДО делать, хоть иногда и очень больно. А признаком того, что это МОЙ материал, служит ёканье сердца и всего существа. Меня будто пронзает электрический ток».
Эти высказывания Татьяны Фроловой, режиссера КнАМ театра в начале рассказа о социальном перфомансе-эксперименте «Течет река» (Валерия и Артем), я привел для того, чтобы ландшафт территории, на которую мы вступаем, стал чуть более понятен. Особенно для первооткрывателей, людей попавших в этот мир впервые. Кстати, призываю не бояться слова «перфоманс», в переводе с английского «performance» – представление, выступление, игра. То, что происходило на сцене, скорее можно было бы назвать документальным представлением, требующим от участников максимальной честности.
Итак, попробуем посмотреть на это все глазами первооткрывателя: принятие решения, двор одного из жилых домов, черная дверь и звон колокольчика при входе, теплое приветствие, гардероб, белый зал, ожидание. Небольшое вступительное слово режиссера, проход по небольшому коридорчику, черный зал. Сцена. Разделенный на две части экран. Двое человек. Пожилой и молодой. Валерия – 1937 года рождения, Артем – 1995 года. Молодой человек лежит, потом сидит – на диване. Пожилая женщина сидит на стуле. Вид Артема несколько экстравагантен…Имеет ли это значение? Начинаем думать…
Происходящее напоминает ток-шоу в хорошем смысле этого понятия. В течение приблизительно полутора часов зрителю предлагается послушать интервью, взятые в разные годы Татьяной Фроловой у Валерии и Артема. Темы интервью – самые различные. В них отражается жизнь поколений.
Валерия: «Дети моего поколения – дети войны. И, тем не менее, у меня было счастливое и беззаботное детство». Эта фраза поражает. Нам, живущим в относительно мирном времени, сложно оценить ее масштаб. Понять, что ни какая война не способна отнять простых человеческих радостей и ощущений.
Артем: «Я хотел стать серой мышью…чтобы отстали, чтобы не нашли…» Страх. Порожденный семейным неблагополучием. Обиды и унижения от самого близкого человека. Какую реакцию способны вызвать они в душе ребенка? Бурю негодования.
Что мы узнаем об этих людях? То, что они оба – люди творческие. Валерия замечательно поет, между прочим, как очень многие люди тех поколений, не знающие такого дикого разнообразия пассивного досуга, то зато знающие большое количество песен. Быть может кому-то из более молодых зрителей, Валерия напомнила собственное детство и собственную бабушку, ее тепло и ее голос. Кроме пения Валерия пишет замечательные картины и готовит к изданию книгу о Комсомольском-на-Амуре народном оперном театре. Артем тоже, безусловно, артистичный и музыкальный человек. Играет на ударной установке. Цитирует Ринго Старра: «Что такое быть барабанщиком в рок-группе? Это постоянно видеть перед собой 3-4 задницы». Ненормативная лексика, а проще говоря, маты, иногда, проскальзывают в речи подростка. Путь к конфликту…
Не известно, как бы сейчас сложилось жизнь Артема, если бы не КнАМ театр, в тренингах которого он участвовал с 5 лет и прекрасно понимает, что именно здесь вырастили в нем многие хорошие человеческие качества и умения, и без присутствия в жизни такого театра он мог бы быть совсем другим. Спасибо маме Артема, которая привела его, спасая от очень сложной семейной обстановки. Отец Артема всегда незримо присутствует в интервью, но вызывает лишь негативные эмоции. Ненависть. Неприятие. Насилие в семье – трагедия многих людей. На одном из показов, молодой человек лет 30-ти буквально выскочил из зала, со слезами в голосе произнеся – зачем вы это показываете???? Но он справился с собой и вернулся, сумев рассказать о том, что у него была идентичная семейная обстановка. Чем отличается военное детство Валерии от ежедневной домашней войны Артема?
Безумно велика ответственность режиссера, безумно сложные темы. Но эксперимент стал осознанным выбором героев, понявшим, что это нужно им обоим, что это пускай трудный, но необходимый, как и личный шаг, так и шаг поколений на встречу друг другу.
Обсуждение… Равноценная часть эксперимента. Тем более, что в зале находились представители кардинально разных возрастов, «болеющие» за своего героя. Сумели ли зрители найти понимание проблемы, ощутить себя различными частями одного целого, или как выразился один из участников дискуссии – ниточками одной ткани? Многие оказались к этому не готовы. Как не готовы и к диалогу. И все же диалог был или, по крайней мере, пытался быть. Было ли это спровоцированное столкновение поколений? Да. Было ли это похоже на битву? Нужна ли нам такая битва? Если да, тогда давайте прикинем соотношение сил.
Со стороны Артема – молодость, которая, безусловно, сама по себе не является недостатком, безапелляционная уверенность в своей правоте, «пофигизм», быть может, являющийся продолжением нигилизма. Однако, Артем сумел признаться себе, что за маской его «пофигизма» часто скрывается боль… Он все пытался услышать от старших – какой он? Что в нем такого плохого, что так им не нравится? Но старшие были озабочены внешними атрибутами – пирсингом, прическами, одеждой, приходя к выводу, что если в «голове что-то есть», то молодежь «перебесится» всей этой мишурой. С одной стороны современный мир приходит к тому, что совершенно не важно, что и где на тебе надето или проколото, свобода каждому дает право сходить с ума по-своему. Но то, что каждая внешняя визуальная черта в человеке идет именно от его ума, от внутреннего мира – безусловно. Не нравится серьга в ухе? Формулируйте претензию – что не устраивает в мировоззрении. Но свободный человек тем и отличается от несвободного, что дает такое же право свободы другому человеку. Видеть мир по-своему. И только одно надо всегда помнить при этом – моя свобода кончается там, где начинается свобода соседа.
Сторона Валерии – безумное уважение и ощущение огромного обаяния интересного, сложившегося человека. Восхищение от неиссякаемой способности увлекаться и увлекать. Попытка примерить на себя трудности выпавшие ее поколению. Одна из подруг Валерии присутствовавших при эксперименте рассказывала нам об ужасах пекла войны, о том, как фашист брал ее, семилетнюю девочку за ухо и считал – айнц, цвайн, драйн … и с тех пор она навсегда запомнила немецкий счет до 50-ти... Но как бы это больно не звучало, скажу - мы должны учиться прощать, даже если это очень и очень сложно, потому что путь ненависти – это путь войны. Это касается всех нас. Нам всем очень не хватает – любви. И это одна из основных мыслей поставленного Татьяной Фроловой эксперимента.
Вопрос из зала: - Что вы хотели этим показать? Зачем разделили сцену напополам? Ради чего заставили людей раздеться и морально и физически?
Татьяна: - Чтобы показать нашу ответственность. Я сделала это, чтобы вы наконец-то поняли, что вы тоже ответственны за своих детей.
Опыт. Опыт каждого человека в отдельности в совокупности есть опыт всего человечества. Опыт самое ценное что помогает, и будет помогать человечеству выживать, жить, совершенствоваться в этом так просто и так сложно устроенном мире. Нас очень много. Разных. И у всех есть свой личный, по-своему уникальный опыт. И его нужно передавать друг другу. От старших к младшим и наоборот. А передача опыта возможна только через, казалось бы, такую простую вещь, как общение, которое у нас, к сожалению, далеко не всегда получается без конфликтов и битв. И пусть лучше эти битвы будут экспериментами на сцене, чем реалиями повседневной жизни. Нам, самым разным – нужно учиться общаться друг с другом. Ради этого и была поставлена первая часть эксперимента «Течет река», в котором рассказывали нам о своей и помогали рассказать нам о нашей жизни – Валерия и Артем. Эксперимент ожидает новых героев.
Честное и свободное Творчество – то, что способно объединить всех нас. А придти в тот зимний вечер в КнАМ театр стоило только ради того, чтобы услышать песню, которую пела Валерия Ивановна:

Нет-нет, еще не скоро мы
начнем сдаваться,
все возрасты покорны
любви и танцам.
Пусть люди мне поверят
и улыбнутся,
А наши годы птицей
весной вернутся...

Антон Ермаков.