September 16th, 2006

Последняя мама.

Сегодня был в КнАМе.
Таня говорила моими губами. Думала моими мыслями.
Она просто говорила все то, что я думал.
Нет. Это не была лекция о том, что мать нужно любить.
Это был процесс пермонентного открытия для себя простых истин.
Я как дурак обнимаюсь с чужими людьми, улыбаюсь им, желаю всего самого лучшего, а на собственную мать временами кричу, вместо того, чтобы обнять ее. Вместо того, чтобы сказать ей, что я ее люблю.
Я провожу дома минимум времени. Стараюсь просыпаться после того, как мама закроет входную дверь. Чтобы умыться, поесть, одеться и выйти на улицу. И прийти домой стараюсь как можно позже. В надежде на то, что она спит. Радуюсь всем ее командировкам. Вместо того, чтобы быть рядом с ней, пока это возможно.
Мама у меня одна. Она моя родная. Она родила меня. Я не могу признаться ей в любви уже очень давно. Просто потому, что, как мне кажется, это будет нелдепо выглядеть. Просто потому, что мешают какие-то принципы. Вместо того, чтобы засунуть их поглубже, я стараюсь отдалиться от нее, наказать ее этим.
Даже сейчас. Просто сижу и барабаню по клавишам. Вместо того, чтобы сжимать этими пальцами ее руки.
Танюш, спасибо, что пережила все это еще один раз. Специально для меня. Огромное-огромное спасибо. К счастью, у меня еще не все потеряно. Твое письмо нашло адресата.
Да ну вас всех. Я к маме.